Рубрики
НКВД

Почему ликвидация «Мемориала» касается всех

На мой взгляд, ни один генеалогический проект, ни один человек, занимающийся историей собственной семьи, не вправе сегодня игнорировать ликвидацию Международного Мемориала (такое решение только что принял Верховный суд).

Источник: фотоархив журнала «Огонек»

База жертв политического террора в СССР, которую на протяжении трех десятилетий по крупицам собирал Мемориал, — один из важнейших генеалогических источников. Наверное, у каждого есть знакомые, которые узнали о судьбе своих репрессированных родственников именно из этой базы, я и сам в их числе.

База будет жить, как будет жить и сам Мемориал в том или ином виде. Есть, например, замечательный проект «Открытый список», к которому, тьфу-тьфу-тьфу, у государства пока нет претензий.

Но ликвидация Мемориала должна беспокоить нас вовсе не потому, что есть риски потерять доступ к генеалогическому источнику.

Заслуживает внимания озвученная сегодня позиция Генпрокуратуры (читай государства, потому что в нашей системе в таких вопросах Генпрокуратура никакой самостоятельности не имеет).

Вот что сказал сегодня прокурор Жяфаров (цитаты по Интерфаксу):

«Очевидно, что «Мемориал», спекулируя не теме политических репрессий 20 века, создает лживый образ СССР как террористического государства, обеляет и реабилитирует нацистских преступников, на чьих руках кровь советских граждан».

«Почему сейчас мы, потомки победителей, вынуждены наблюдать за попытками реабилитации изменников родины и нацистских пособников. (…) Наверное, потому что за это кто-то платит».

«Мемориал» создавался для увековечивания исторической памяти, но в последнее время сосредоточился на ее искажении — в первую очередь, памяти о Великой Отечественной войне».

То есть государство навязывает единственно правильный взгляд на прошлое нашей страны, а, значит, и наших семей, — исключительно героическое, где не было государственного террора. Утверждает, что сохранение памяти о жертвах репрессий равно реабилитации нацистских преступников.

Таким образом, честное занятие семейной историей оказывается вне навязываемой государством повестки и, как следствие, может быть чревато проблемами с законом.

Что в этой ситуации можно и нужно делать? Не молчать. Не идти на компромиссы. Не радоваться подачкам. Проявлять солидарность. Судиться, даже если кажется, что нет перспектив. Объединяться. Не бояться.