Рубрики
НКВД

Нашел человека, чье дело в 1938-м вел мой родственник-чекист

«Уважаемый товарищ! Для составления единой картотеки репрессированных добровольного историко-просветительского общества «МЕМОРИАЛ» («За увековечивание памяти о жертвах репрессий сталинизма») просит Вас ответить на следующие вопросы…» — с этих слов начинались «Анкеты репрессированных», а с этих анкет начинался в конце 1980-х «Мемориал». 

Лист 1 анкеты на репрессированную Л.Ф. Ексевич. Источник: Архив Международного Мемориала

Одну из таких анкет я недавно получил из Архива Международного Мемориала. Ее заполнила дочь Лидии Федоровны Ескевич – учительницы одной из школ Иркутска, осужденной по 58 статье в июле 1938 года и проведшей 10 лет в лагерях.

Лидия Федоровна Ескевич. Источник фото: Архив Международного Мемориала

На второй странице анкеты в разделе «Следствие» есть графа «Фамилия и звания следователей». В анкете Лидии Федоровны в этой графе указаны две фамилии – Чекурда и Береза. Иосиф Данилович Береза – мой двоюродный прадед. В 1938 году он был помощником начальника 2-го отделения 3-го (контрразведывательного) отдела  УГБ УНКВД по Иркутской области, город Иркутск.

Лист 2 анкеты на репрессированную Л.Ф. Ексевич. Источник: Архив Международного Мемориала

Лидию Федоровну Ескевич обвиняли в участии в «панмонгольской шпионской диверсионной повстанческой группе». По «панмонгольскому делу» весной 1938 года был арестован и ее муж Африкан Данилович Данилов. На момент ареста он был заместителем председателя Совета народных комиссаров Бурят-Монгольской Автономной ССР. 

Фамилия Данилова фигурирует в «Сталинских расстрельных списках» (списки лиц, подлежащих суду Военной коллегии Верховного суда СССР; иркутский список завизирован лично Сталиным и Молотовым). В списке Данилов проходил по «1-ой категории», то есть должен был быть приговорен к расстрелу. 4 июня 1938 года Военная коллегия ВС приговорила Африкана Данилова к высшей мере наказания – расстрелу с конфискацией имущества. Приговор был приведен в исполнение 23 июня.

Данилова и многих других руководителей БМАССР обвинили в том, что они не только руководили «панмонгольской диверсионно-повстанческой организацией», но и

«…стали шпионами иностранных разведок. Добивались образования панмонгольского государства под руководством японских разведывательных органов и в полном контакте с панмонгольским центром МНР…. Якобы по инициативе японской разведки панмонголисты установили связь с право-троцкистским центром в Москве – Рыковым и Бухариным…».

На 1 января 1938 г. по обвинению в причастности к «панмонгольской контрреволюционной организации» было арестовано 1119 человек. Планировались аресты еще 945 человек (источник: «Жертвы политических репрессий Иркутской области», том 3, с. 16-17, Иркутск, 2000).

Я не знал, что мой родственник-чекист занимался и «панмонгольским делом» тоже. Мне было известно, что он курировал китайскую и корейскую национальные операции в Иркутске, но найти людей, дела которых он лично вел, мне пока не удалось. 

Несколько недель я раздумывал, стоит ли писать дочери Лидии Федоровны Ескевич. Как она отнесется к письму от родственника того, чью фамилию помнила и спустя 50 лет после ареста матери? Решил все же рискнуть. Цель у меня благородная – опубликовать как можно больше свидетельств преступлений своего родственника, раз государство не хочет этим заниматься.

С волнением ожидаю ответа.

Лидия Федоровна Ескевич была полностью реабилитирована Военным трибуналом Забайкальского военного округа 30 августа 1956 года.

«Постановление от 31 июля 1938 года отменено и дело за отсутствием состава преступления производством прекращено», — говорилось в справке о реабилитации.

Справка о реабилитации Л.Ф. Ескевич. Источник: Архив Международного Мемориала

Маленькая бумажка с неровным краем (видимо на второй половинке была еще одна такая же справка) — вот и все, что государство сподобилось сказать и сделать для Лидии Ескевич. Как будто и не было этих 10 лет лагерей.

Лидия Федоровна умерла меньше чем через год после реабилитации — 6 июля 1957 года, не прожив на воле и 10 лет. Ей было всего 56.

Документы Л.Ф. Ескевич публикуются с разрешения Архива Международного Мемориала. Выражаю глубокую признательность Архиву за эту возможность.