Рубрики
НКВД

От контрразведки Колчака до контрразведки НКВД: судьба Африкана Данилова

Героиня моего прошлого поста Лидия Ескевич была замужем за одним из руководителей Бурятии Африканом Даниловичем Даниловым. Видимо его арестовали первым. На момент ареста он занимал пост заместителя председателя совета народных комиссаров республики — вице-премьер, как бы сейчас сказали.

Несмотря на высокую должность в открытых источниках об этом человеке мне почти ничего найти не удалось. Куцая биография на портале ЦентрАзия и короткая справка на сайте «Мемориала» «Сталинские расстрельные списки» (не будет большим преувеличением сказать, что Данилова расстреляли по личному распоряжению Сталина, так что мой двоюродный прадед в известном смысле его подельник). 

Я направил запросы в архивы Иркутской области (Данилов проходил по расстрельным спискам этого региона) и Бурятии. В Иркутске ничего не нашлось, а из Бурятии мне прислали личное дело середины 1920-х, когда Данилов был заместителем наркома просвещения. В деле была фотография и интереснейшая автобиография. Я опубликовал ее полностью на своем сайте, но хочу и здесь рассказать об этом скромном бурятском self-made man’e.

Африкан Данилович Данилов. Середина 1920-х. Госархив Бурятии

Африкан Данилович родился в семье крестьянина-бедняка. В возрасте 7 лет потерял мать. Вскоре умерли его сестры, и их отец на этой почве сошел с ума. Еще перед смертью мать отдала Африкана на воспитание в семью священника-миссионера. 

«Это обстоятельство определило и мою дальнейшую судьбу: я оторвался от родной бурятской обстановки, забыл разговорный язык, но зато мог рассчитывать учиться не только в начальной школе, но и дальше», — пишет он в автобиографии.

Данилов окончил сначала духовное училище в Иркутске, потом семинарию. Нуждался, много работал. В 1918 году был мобилизован («любимое» наше слово!) Сибирским Временным правительством, хотя как инородец мобилизации не подлежал. 

Через 4 месяца Африкану все же удалось демобилизоваться, и жажда знаний потянула его в эти лихие революционные годы в университет. Он поступил на историко-филологический факультет вновь открытого Иркутского университета (окончил в 1923 году).

Параллельно Данилов устроился на работу в губернский отдел народного образования, но проработал там недолго, потому что был арестован контрразведкой Колчака. 

Этот эпизод биографии хочется процитировать полностью. Я нисколько не сочувствую большевикам, скорее наоборот – симпатизирую Колчаку, но посмотрите с каким спокойным достоинством Данилов описывает свои злоключения:

Фрагмент автобиографии Африкана Данилова. Госархив Бурятии

«Моя служба в Управлении Политического Комиссара Заб.ж.д. по Гл. Штабу Красной Гвардии не прошла для меня беспоследственно. Служить в большевистском учреждении в 1918 г. рассматривалось обывателями, как известного рода преступление. И повидимому, во время Колчака в Ирк. Контр-разведку был на меня донос, по которому я был арестован по обвинению в большевизме. В процессе тюремного заключения мне было предъявлено целый ряд других обвинений, к числу главных из них относятся: 1/ укрывательство и пособничество к побегу Комиссара дороги т. Миронова и 2/ активное участие в организации большевиков по свержению власти Колчака. Первое обвинение было правильным, а второе только отчасти – я был знаком с членами организации и знаком с их планом действий. По этим обвинениям я был предан военно-полевому суду, но дело до суда не дошло и 29 декабря, я освобожденный повстанцами из тюрьмы, с оружием в руках в рядах 1 Коммунистической роты заключенных свергал власть Колчака в Иркутске».

Интересно, что именно контрразведка НКВД спустя 18 лет займется «панмонгольским делом», по которому будут проходить Данилов и другие руководители Бурят-Монгольской АССР. И уж чекисты-то доведут дело до суда и смертного приговора.

И еще один фрагмент биографии Африкана Данилова не могу не процитировать. Замнаркома (!) пишет о своих амбициях:

«Я считаю, что использован в условиях Бурреспублики на работу в области организации просвещения совершенно случайно и нецелесообразно. Человеку, незнакомому с бурятским языком здесь работать чрезвычайно трудно. Я считал бы возможным более целесообразно меня использовать в области архивоведения или просто на школьной и внешкольной работе».

Но заниматься архивами и учительствовать его не отпустили. Оставшиеся годы своей недолгой жизни Африкан Данилович будет возглавлять наркомпрос, госплан и дослужится до зампреда СНК. 23 июня 1938 года он будет расстрелян по решению Военной коллегии Верховного суда СССР.